пятница, 24 апреля 2009 г.

(ПОРТНОВСКОЕ ИСКУССТВО. ЕВРОПА. ЧАСТЬ 4 – РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ)

В XVI столетии, кроме обслуживавших только своих хозяев крепостных мастеровых, на Великом Посаде в Москве уже появились свободные портные, у которых любой мог заказать сшить себе новую одежду, а также починить или переделать старую.

Историки относят появление независимых (не крепостных, работающих только на себя) портных в России к 16 веку.

Но до 18 века одежда в России никак не соотносилась с общеевропейской модой и моделями. Через «окно в Европу», прорубленное (это не мое сравнение) Петром 1, в Россию проникали не только военные, инженеры, медики, но также и портные. В основном из Франции. Очень быстро в Санкт-Петербурге и Москве открылись ателье, в которых мастерами и владельцами были французские портные (но лучшей одеждой все же считалась сшитая в Англии). Некоторые из этих ателье просуществовали вплоть до Октябрьской Революции, но их владельцами к этому моменту уже были или обрусевшие потомки французских владельцев, или новые собственники из исконно русских портных, сохранившие «французский» бренд и клиентуру. Но нужно признать, что портновское искусство процветало в основном в Петербурге и Москве и некоторых городах, имевших свою особую специфику, например, Одесса.
Французское влияние отражалось в названиях многих процветавших в России ателье независимо от того, действительно ли являлись французами их основатели – «Айе», «Жорж», «Сиже», «Оттэн», «Дюшар», «Мадам Жозефин» и др. Я думаю, что уже названия должны были уведомлять заказчика о том, что в этих заведениях ориентируются на европейское качество.
Средний класс того времени – мелкие торговцы, мелкие чиновники, служащие коммерческого сектора и другие менее обеспеченные горожане одевались в т.н. «домах готового платья», что примерно соответствовало конфекционным предприятиям. Эти дома часто носили уже «родные» названия: «Герасимов и сыновья», «Спирин и К» и т.п.
Известно, что не только русские художники выезжали совершенствовать свое мастерство или учиться за границей. Также и портные, и башмачники из России выезжали учиться в Лондон, Париж или Вену.
Кстати, Вена имела не менее блестящий двор, чем Париж или Петербург, и такую же светскую жизнь, процветавшую вокруг двора. До сих пор как напоминание об этом великолепии сохранилась Венская опера и венские балы. Не случайно Мария Антония Йозефа Иоганна Габсбургско-Лотарингская, младшая дочь австрийского императора Франца 1, которую во Франции называли Мария-Антуанетта, так любила роскошь и праздники, ведь она была к ним привычна. Поэтому в Вену традиционно выезжали и основывали там собственное дело многие лондонские, парижские портные, а местные портные и башмачники имели очень высокий уровень, который признавался и ценился в профессиональном мире.
Мое личное мнение состоит в том, что венская портновская школа в мужской одежде ближе к Лондону, а в женской - к Парижу. Венская ремесленная школа дала много и итальянцам, которые также были активными участниками процесса одевания австрийского двора и буржуазии, особенно учитывая тот факт, что большая часть северной Италии входила в состав Австрийской империи.
Также можно сказать и о том, что на территории бывшего Советского Союза австрийская портновская школа оказала влияние на портновские традиции, стиль и школу Западной Украины, так как более 100 лет провинция Галиция, в которую входили Львов, Ивано-Франковск, Тернополь, была в составе Австрийской империи. В свою очередь, например, на Одессу большое влияние оказала французская портновская школа. Но какой-нибудь одесский портной Семен Абрамович, возможно, со мной и не согласится: «Та де те французы? Делать шик будем или как?»
Вообще же никакого отставания крупных центров Российской империи от Европы в области умения одеваться и вообще в понимании роскоши и умении ею пользоваться не было уже начиная с первой трети 18 века, а к середине 19 века в некоторых аспектах русская знать превосходила европейские «сливки общества».
Что может быть лучше свидетельств очевидцев? Я вынес в отдельный материал пост, посвященный путешествию по России известного французского писателя Теофиля Готье (надеюсь, народ читал хотя бы «Капитан Фраккас»), которое он совершил в 1858 году и описал в своей книге.
К концу 19 века российские портные абсолютно не уступали своим европейским коллегам ни по уровню дизайна, ни по качеству работы, ни по уровню оплаты, ни по уровню клиентуры.
В этой связи не могу не вспомнить Н. П. Ламанову. Обладая врожденным чувством вкуса и окончив хорошую по тем временам школу кройки в Москве, она своим трудом поднялась до уровня портной, у которой престижно было заказывать одежду и которая выполняла заказы императрицы и множества дам высшего света. Ее пример не единственный: как я уже говорил, к концу 19 века портные Российской империи на равных конкурировали со всеми представителями ведущих портновских школ мира, а в некоторых изделиях были выше своих конкурентов. Не случайно после начала эмиграции из России в Париже начали процветать именно те модные дома, например, Коко Шанель, в которых портными и модельерами работали российские эмигранты. А многие «русские» модные дома очень долго достойно конкурировали и даже опережали в известности «исконно французские» дома мод. К таким «русским» домам можно отнести например «Итеб», «Ирфан», «Мод» и многие другие. Но так как мой пост не посвящен модным домам эту тему подробно освещать я не буду.

Комментариев нет:

Отправить комментарий